Биогенетический закон

Биогенетический закон

Биогенетический закон

БИОГЕНЕТИЧЕСКИЙ ЗАКОН — повторение в индивидуальном развитии организма, особенно на эмбрионной стадии, некоторых чёрт|черт развития своего вида. Первым обратил внимание на это явление Ч. Дарвин. Как закон его сформулировала Э. Геккель: история развития индивидуального организма сжато повторяет основные стадии развития ряда предшествующих его форм. Американские психологи С. Холл, Дж. Болдуин и др. попытались представить отношения человека как повторение антропогенеза и историческое развитие человечества. Раннее детство сравнивалось с периодом первобытного собирания плодов и выкапывания корней, возраст от 5 до 12 лет — с периодом охоты, старший возраст — с периодом промышленного производства и т. д. В индивидуальном психическом развитии человека действительно наблюдаются отдельные черты исторического развития человеческого рода|рода, например переход от наглядно-действенного и наглядно-образного|образного мышления, характерных|характерных для детства и раннего периода развития человечества, к абстрактным его видам

Список случайных тегов: ,Троицкий Матвей Михайлович. Анализ научной  деятельности. — В жизни человека вопрос об отношении к обществу всегда оставляет большие|большие возможности для самых неожиданных решений. В профессиональной карьере М.М. Троицкого таким решением стал выбор между двумя альтернативами — следовать своей тонкой психологической интуиции или отдать предпочтение не очень продуктивному теоретизированию. Он сделал ставку на второе и … выиграл, по крайней мере, „золото позументов на парадный мундир“, „ордена|ордена на грудь“ и „чин тайного советника“. Его деятельность совпала со временем коренных|корённых государственных реформ начала|начала 60–х годов ХIХ века|века, во многом обусловленных поражением России в Крымской компании и представлявших собой уникальную по размаху попытку создания в стране чиновничьей прослойки западноевропейского образца. И Троицкий, — искренний сторонник позитивистской философии и, на этой основе, один из идеологов (наряду с К.Д. Кавелиным, Г.Н. Вырубовым, П.Л. Лавровым|Лавровым, Н.К. Михайловским) индустриального общества — оптимально вписался во вновь создаваемую бюрократическую систему, в качестве „образцового генерала по философскому ведомству“. Его биография, не отмеченная какими–либо особенными событиями и похожая в общих чертах на биографии многих тогдашних философов (например, П.Д. Юркевича, Ф.Ф. Сидонского, В.А. Снегиреве), всё|все же представляет собой довольно яркий образец последовательности и целеустремлённости, которые, возможно, могли бы найти лучшее применение.   Родился Матвей Михайлович Троицкий 1 августа 1835 г. в глубокой провинции — в семье простого дьякона села|села|сёла|села Спас–Прогнание Боровского уезда Калужской губернии. С тринадцати лет он был отдан на обучение в Калужскую семинарию, где довольно преуспел в изучении древних языков, что, надо заметить, очень пригодилось ему в дальнейшем, когда пришлось заниматься с западноевропейской философской литературой. Именно в семинарии у него появился первый интерес к психологии: однажды он совершенно случайно обнаружил, что обладает способностью очень ярко представлять в воображении различные сцены и картины (в частности, географические карты), а несколько позже убедился, что способен на самовнушение. В 1853 г., после окончания семинарии, он отправился в Киев, с намерением посвятить себя изучению философии и психологии, и поступил в Киевскую духовную академию (КДА). В то время, после печально известной докладной записки министра народного просвещения П.А. Ширинского–Шихматова от 26 января 1850 г. „Об ограничении преподавания философии логикой и психологией и возложении сих предметов на профессоров богословия“ (в 1852 г. министр уже рапортовал, что „прекращено провозглашение с университетских кафедр мечтательных теорий под именем философии“), только в духовных академиях давалось профессиональное философское образование, второе после богословского.   В КДА были достаточно сильные философы: профессор Д.В. Поспехов читал курсы „Введения в философию“, „Логики“, „Теории познания“, „Опытной психологии“ (на основе метафизических учений Э. Бенеке и И.Ф. Гербарта), а П.Д. Юркевич, бывший в то время бакалавром академии и неизменно требовавший от учащихся знакомства с литературой и понимания прочитанного, — курс „Истории философии“. Уже тогда учебные работы Троицкого были отмечены как свидетельствующие о „выдающихся способностях автора к философскому анализу“, здесь же начались его углублённые интроспективные опыты. В 1857 г. академия была окончена, причём Троицкий — за своё сочинение, имеющее достаточно светское (текстологическое) содержание, „Суждения святых отцов и учителей|учителей II и III века об отношении греческого образования к христианству“ — был признан вторым учеником курса и в следующем году на основе этого сочинения защитил магистерскую|магистерскую диссертацию по богословию. Оставленный при КДА сначала в качестве преподавателя по классу философских наук („История древней философии“) и греческого языка в низшем отделении, в 1859 г. он был назначен бакалавром академии.

 В это время вместе с преподавательской деятельностью он занимался и собственным психологическим образованием: прослушал курсы в Киевском университете по общей и сравнительной анатомии, по нервной физиологии и патологии. Но работать в КДА было очень трудно, из–за невыносимой моральной атмосферы: в Киеве, вследствие „всеобщего брожения умов“, происходили студенческие беспорядки (1858–1859), а в академии же всё|все более усиливался „нечистый дух односторонности и закоренелого беззубого квиетизма“ 1). Не удивительно, что Троицкий, решивший честно служить поприщу философии, предпринял ряд шагов, чтобы быть переведённым в Петербургскую духовную академию, но они не увенчались успехом. Наконец, в декабре 1861 г. он окончательно отказался от возможностей богословской карьеры и перешёл на государственную службу, сначала во II департамент Министерства государственных имуществ, где и числился (ожидая лишь подходящего момента, чтобы сделать следующий рывок в своей философской карьере) до июня 1862 г. Времени он при этом не терял и написал для журнала „Библиотека для чтения“, который был задуман О.И. Сенковским, его редактором, как энциклопедия образованного русского человека, чрезвычайно интересную и характерную|характерную для него статью под названием „Субъективные тоны“.   Однажды, как описывает сам Троицкий свои интроспективные опыты, он играл на фортепьяно и вдруг обнаружил, что при ударе по клавише слышится не только звук этой клавиши, но и какой–то ещё, едва различимый, „дополнительный“ звук. Можно только удивляться музыкальному слуху Троицкого, ведь явление гармонических обертонов веком раньше было зафиксировано в литературе профессиональным музыкантом, композитором и музыкальным теоретиком (Ж.Ф. Рамо), о чём Троицкий, скорее всего, не знал, а в его время данной проблемой, используя определённые инструменты, занимались физик Г. Ом, работавший с понятием частоты|частоты звуковой волны|волны, и психофизиолог Г. Гельмгольц, применивший резонатор для точного выделения обертонов. Троицкий же опирался исключительно на свои субъективные впечатления: заинтересовавшись явлением обертонов, он стал систематически проверять и другие клавиши, на слух определяя тональность „дополнительных“, или „субъективных“ звуков, в результате чего пришёл к выводу, что в большинстве случаев они на октаву выше основных, от которых они производны. Поставив перед собой цель определить „как велико|велико число дополнительных тонов|тонов?“ и „можно ли отыскать полную и правильную их таблицу?“, он совершенно точно установил многочисленный ряд обертонов для основных тонов|тонов фортепьяно. Но эти, чисто систематизационные, вопросы стояли в удивительном контрасте с вопросами причинного объяснения. У Троицкого не возникло и никаких сомнений в отношении исходной посылки исследования, и никакого стремления проверить её в научном эксперименте. Такой посылкой выступило положение, что субъективные качества сами по себе не обусловлены процессами в материальном мире. Для обоснования этого положения он обратился к очень распространённому в философской литературе того времени рассуждению: восприятие цвета|цвета, конечно, связано с определёнными диапазонами световых волн, но особого качества „синевы“ или „красноты“ в световых волнах нет, оно имеет только субъективную природу (в действительности, особенная качественность „цветов радуги“ обусловлена ступенчатостью процесса биологической адаптации к разно окрашенным природным объектам — прим. И.К.). На основе этой объяснительной модели Троицкий сделал совершенно неверное заключение, что „дополнительные тоны“ не порождаются колеблющейся струной, а обусловлены… „устройством нашего слухового восприятия“.


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector